Посольство Российской Федерации в Республике Сербии
+381 (0) 11 361 1090
+381 (0) 11 361 1323
/График работы: 8.00 – 17.00 (пн – пт)
02 апреля

Интервью Посла России в Сербии А.А.Боцан-Харченко журналу «Международная жизнь», 2 апреля 2021 года

Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Сербии А. А. Боцан-Харченко в интервью заместителю главного редактора журнала «Международная жизнь» Михаилу Куракину рассказал о состоянии российско-сербских отношений, о помощи, оказываемой Россией Сербии в борьбе с пандемией, об отношении сербов к бомбардировкам НАТО и многом другом.

«Международная жизнь»: Здравствуйте, Александр Аркадьевич. Большое спасибо, что нашли время встретиться.

А. Боцан-Харченко: Михаил Борисович, добрый день. Спасибо Вам за внимание, очень рады возможности поговорить о Сербии, наших двусторонних отношениях.

«Международная жизнь»: Спасибо большое. Скажите, пожалуйста, как, на Ваш взгляд, сейчас развиваются российско-сербские отношения? Имею в виду, конечно, весь спектр: и политическое взаимодействие, и экономическое, и военно-техническое сотрудничество, и культуру с гуманитарными связями, куда без них.

А. Боцан-Харченко: Начну с того, что мы действительно довольны и динамикой, и уровнем отношений с Сербией. В чем-то их состояние лучше, чем мы ожидали на фоне пандемии COVID-19, неизбежно ограничившей взаимодействие и контакты. Конечно, в нормальных условиях результат был бы большим, но моментов, которые бы вызывали у нас обеспокоенность относительно возможного отката назад в наших отношениях не было ни в одной из перечисленных Вами сфер, будь то политический диалог, экономика, культурно-гуманитарное направление и так далее.

Другое дело, конечно, что в политических контактах между президентами наших стран В.В.Путиным и А.Вучичем – а их было немало, в том режиме, который допускала ситуация, режиме телефонных разговоров, но очень откровенных и весьма продолжительных – большое место занимала коронавирусная тема, наше взаимодействие, помощь России Сербии. Хотя, естественно, главы государств не обходили стороной иные вопросы нашего сотрудничества на международных площадках, во внешней политике, экономике, крупных проектах, которые «развернуты» на перспективу.

Уникальность наших двусторонних отношений и в том, что даже в коронакризисных условиях Министр иностранных дел России С. В. Лавров посетил страну дважды – в июне и в декабре 2020 года. Причем визиты были максимально насыщенными по своему содержанию. Имею в виду и саму программу, и повестку переговоров и встреч с Президентом Сербии, Министром иностранных дел, спикером парламента. Уже не говорю о мероприятиях знаковых, таких как 75-летие Победы в прошлом году, открытие Вечного огня в Белграде. Еще до начала пандемии состоялся визит в Белград Министра обороны России С. К. Шойгу, в ходе которого он заложил первый камень в основание этого мемориала.

Что касается экономики, то отмечу успешное развитие совместных проектов. Так, никакого застоя не было в строительстве наиболее сложного участка скоростной железной дороги Белград – Нови-Сад (это два крупнейших города Сербии) силами ОАО «РЖД». Некоторые детали уточнялись, но это абсолютно не влияло на реализацию общего плана. Уверены, что работы будут завершены до конца года. При этом и в Правительстве России, и в «РЖД» прекрасно понимают значение этой инициативы для Белграда в плане глубинной модернизации национальной инфраструктуры, ее встраивания в общеевропейскую железнодорожную сеть.

Отрадно, что в этот период было яркое продвижение по новым, высокоинтеллектуальным направлениям. Это важно и для России в контексте увеличения несырьевого экспорта, развития сотрудничества в наукоемких областях. Флагман в сфере высоких технологий – начинания по линии Госкорпорации «Росатом». Вскоре в Сербии будет создан Центр ядерной науки, технологий и инноваций. Сейчас это веление времени, но еще до нынешних событий имелось в виду, что основное внимание в рамках этого проекта будет уделяться медицинским темам, производству уникальных фармпрепаратов с перспективой, что Сербия в этой области может стать тоже центром – по меньшей мере регионального значения.

Что до традиционной сферы, то здесь всегда присутствовала зримо и масштабно энергетика. ПАО «Газпром нефть» продолжило работать через сербскую компанию «НИС». Результатом крупных инвестиций стало введение в строй комплекса глубокой переработки нефти, которому нет аналога в Юго-Восточной Европе.

В прошлом году завершился важный этап создания новой национальной газотранспортной системы, которая позволила Сербии получать газ из «Турецкого потока». Открытие было 1 января этого года. Соответствующие договоренности были достигнуты между президентами наших стран, и в более широком формате – с участием Президента Турции Р. Т. Эрдогана и премьер-министра Болгарии Б. Борисова.

Модернизация ГТС продолжается, на базе этого газопровода планируется расширение локальной газовой инфраструктуры, что весьма важно и для Белграда, и для многих районов Сербии. Намечено и строительство отвода на Республику Сербскую в составе Боснии и Герцеговины (РС). Эти проекты гарантируют энергетическую стабильность Сербии и Балкан – по крайней мере, той части, которая для Сербии особенно значима. Нет никаких оснований сомневаться, что поставки газа пойдут дальше в Венгрию. Это даст Сербии возможность стать транзитной газовой страной со всеми вытекающими финансовыми, материальными и другими возможностями, занять выгодную позицию в рамках Центральной и Юго-Восточной Европы, да и всего европейского континента.

Подчеркну еще один момент: наши компании и их представительства работали, несмотря на карантин, строго соблюдая все меры. Например, компании, занятые на строительстве газопровода – у них была вспышка заболеваемости коронавирусом, но они смогли ее локализовать. АО «Силовые машины» продолжало модернизацию гидроэлектростанции «Джердап» – это знаковая ГЭС, построенная в югославские времена с нашим содействием. Стабильно и масштабно работает «Лукойл-Сербия». Есть и другие проекты – наши компании здесь на хорошем счету, снискали высокий авторитет.

Конечно, двусторонний товарооборот несколько сократился, но нельзя сказать, что были качественные ухудшения. В феврале с.г. в Сербии был вице-премьер Правительства России Ю. И. Борисов, состоялась встреча сопредседателей российско-сербской межправительственной комиссии по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Их вывод: есть все основания полагать, что поставленная ранее задача довести товарооборот до 4 млрд долларов – пусть через паузу из-за пандемии – будет выполнена.

Не говорю сейчас о сфере взаимодействия по борьбе с COVID-19 – думаю, что у Вас будет отдельный вопрос, эта тема заслуживает особого внимания.

«Международная жизнь»: Вы ее уже несколько раз коснулись. Год назад сюда в Белград, вообще в Сербию прибыл отряд российских специалистов с оборудованием, и тогда очень много об этом говорили, в том числе и в негативном ключе, что это какая-то «показуха», что Россия таким образом пытается занять какие-то новые ниши здесь. Как эта миссия была организована на самом деле и как она проходила?

А. Боцан-Харченко: Самое, наверное, неправильное, что можно сказать – что это была «показуха». Сводный отряд работал с широчайшим охватом. Для Сербии эта помощь имела двухплановый характер. Появление отряда стало моральной поддержкой, что, действительно, важно. Без преувеличения – было видно, что здесь сразу стали увереннее себя чувствовать. Об этом нам говорили на встречах все сербы, включая и Президента Александра Вучича.

Была проведена дезинфекция на важнейших объектах: практически во всех больницах, в т.ч. тех, что стали «ковидными». Например, онкологический центр в Белграде сумел вновь полноценно заработать после мероприятий, проведенных нашими специалистами. Кроме того, здесь были медики, которые давали рекомендации, помогали организовать антиковидные усилия, открыть новые пункты здравоохранения. То есть помощь была масштабная и долгосрочная – миссия завершилась к середине мая.

Не лишним будет сказать, что практически всех наших военных по итогу наградили – не за «показуху», а за конкретный вклад. К слову, в отличие от первоначальной договоренности, они работали и в регионах Сербии, и в РС, несмотря на жесточайший график. То есть показали еще и готовность к самым тяжелым кризисным условиям, что стало хорошим примером. Результатом стало и улучшение сотрудничества по военной линии, так что отдача достаточно ощутимая.

«Международная жизнь»: Как сейчас обстоят дела с поставками российской вакцины?

А. Боцан-Харченко: Как только появилась возможность, сербские профильные структуры – и Минздрав, и сопредседатель межправкомиссии с сербской стороны Министр Н. Попович – сразу начали переговоры с Российским фондом прямых инвестиций. Были достигнуты договоренности о поставке порядка 2 млн доз. Первая партия передана в прошлом году, сейчас объем постепенно наращивается.

В Сербии, конечно, используются и другие вакцины. Факт, однако, что популярность нашей вакцины «Спутник V» очень высока. Если раньше это было связано с фактором эмоционального отношения к России, то сейчас во многом определяющей является репутация самого препарата, которая, естественно, растет на основе объективных данных. Уже даже те, кого, откровенно говоря, трудно упрекнуть в любви к России, выбирают эту вакцину.

«Международная жизнь»: Скептики жесткие?

А. Боцан-Харченко: Да, они используют «Спутник V» на фоне всего, что сейчас происходит в Европе…

Весьма перспективное направление – налаживание производства «Спутника V» здесь в Сербии, в белградском Институте вирусологии, вакцин и сывороток «Торлак». Его недавно посетила делегация наших специалистов, и они сделали вывод, что возможности для реализации такого проекта есть: в Сербии удалось сохранить то, что было раньше, и многое улучшить.

В мае планируется запуск первой фазы производства – розлива и расфасовки препарата. Уточню, что речь идет о высокотехнологичном процессе, вакцина все же – не картофель, при всем уважении к последнему. К концу года намечается выйти на производство по полному циклу, с тем чтобы Сербия смогла обеспечивать и внутренний, и региональный спрос: «Спутник V» востребован все шире и шире.

«Международная жизнь»: Александр Аркадьевич, Вы уже упомянули визит С. В. Лаврова в прошлом году, в декабре Министр открывал здесь Вечный огонь. Как вообще здесь относятся к сохранению памяти советских солдат, погибших за освобождение Югославии?

А. Боцан-Харченко: Относятся бережно, с трепетом. В свете событий во многих европейских странах ситуация здесь, можно сказать, уникальная. Потому что в Сербии не только нет негатива или попыток пересмотреть историю – нет даже нейтрально-бесчувственного отношения. Здесь эта тематика воспринимается остро, с глубоким сопереживанием. Отсюда и благодарная память о нашей совместной истории, борьбе, освобождении Сербии. О Великой Победе. Ни руководство, ни общественность не ставит под сомнение роль Советской Армии, Советского Союза в достижении Победы. Естественно, признается и тот вклад, который вносился в народно-освободительную борьбу на территории бывшей Югославии – несмотря на оккупацию, здесь не склонили голову и не сложили оружия.

В 2020 году в Сербии состоялся целый ряд мемориальных мероприятий, который увенчало открытие Вечного огня. К сожалению, в силу известных обстоятельств не все было реализовано в обычном режиме. Например, в онлайн-формате организовано шествие «Бессмертного полка», которое проходит здесь традиционно по всей стране – масштабнее, наверное, только в России. Отмечу, кстати, что в 2019 году именно в Белграде состоялась первая международная конференция «Бессмертного полка», которая дала дополнительный импульс расширению географии проведения акции.

Посольство максимально содействует поддержанию в хорошем состоянии памятников и захоронений. И местные органы власти изыскивают для этого любые возможности.

Хочется отметить внимание к мемориальной тематике всех поколений, правильное отношение молодежи. Люди разных возрастов влились в движение «Волонтеры Победы», относятся к этому с душой.

Что касается осквернения Вечного огня в конце 2020 года… Очень надеюсь, что этот случай единичный. Предпосылок не было – для нас это был шок, не могу другого слова подобрать. Невозможно было поверить, что подобное могло произойти. После этой циничной акции мы получали огромное количество писем с выражением сочувствия, с пониманием того, что это варварство высшей меры, с осуждением совершивших это отщепенцев. Ведется расследование, этим занимаются сербские власти. Мы, насколько это возможно в рамках правил и этики, держим ситуацию под контролем. Самое важное – нет сомнений в неизменности отношения общественности, руководства страны к вопросам исторической памяти.

«Международная жизнь»: Давайте вернемся к визиту С. В. Лаврова в декабре прошлого года. Он тогда на переговорах с главой МИД Сербии Н. Селаковичем сказал, что Россия полностью поддерживает Белград в косовском вопросе. В чем эта поддержка выражается?

А. Боцан-Харченко: Мы поддерживаем позиции Сербии, что соответствует международному праву, поскольку речь идет о стране, частью территории которой Косово является согласно резолюции 1244 Совета Безопасности ООН. Все, что происходило: и одностороннее провозглашение «независимости», и псевдосуверенизация, и признание Западом, нажим на другие страны с целью добиться признания и от них (многие даже не понимали смысл этих требований) – это абсолютно вырванный из международного права антисербский проект. Тем более, проект, который не состоялся даже сейчас – если принять во внимание обстановку в самом Косово. Те временные институты, которые себя величают и «правительством», и «президентом» и так далее, не в состоянии управлять, что видно по конкретным ситуациям.

Переговоры между Белградом и Приштиной о нормализации отношений ведутся под эгидой Евросоюза – это выбор самой Сербии, для нас это принципиально важно по причине, которую я назвал выше. Первенство во всех делах за Белградом, что абсолютно законно и логично. Но для сербской стороны, прежде всего, важна поддержка России как постоянного члена Совета Безопасности ООН.

Конкретный результат наших усилий – сохранение косовского вопроса в повестке дня СБ ООН. Здесь мы выступаем солидарно с Китаем. Такой расклад в этом высшем органе ООН исключает принятие односторонних решений.

Подчеркиваем недопустимость давления на Белград, необходимость непредвзятого и сбалансированного подхода Евросоюза к посредничеству на переговорах. Несмотря на все трудности в наших отношениях, эта тема всегда присутствует в контактах с Брюсселем, со странами-членами ЕС, особенно с теми, кто активно участвует в балканских делах. Да, они не соглашаются, высказывают свою точку зрения, предъявляют свою логику, или точнее антилогику, но такое постоянное воздействие – в ходе и министерских встреч, и консультаций на уровне замминистра, и рабочих консультаций – оставляет отпечаток. Поскольку, что бы ни говорили в Евросоюзе или в США, им все равно приходится принимать во внимание позицию России, то, что Белград имеет поддержку. Поэтому в ходе переговоров Белград отстаивает свои интересы увереннее.

Сейчас при нашем содействии Белград добивается, чтобы выполнялись все достигнутые договоренности, все обязательства, которые Приштина взяла на себя. Чтобы вопросы решались – это принципиально важно – в интересах косовских сербов. Белград последовательно, организованно и ответственно выполнил свою часть обязательств. Косовары практически ничего не сделали. Не сделано то принципиальное, что необходимо для улучшения положения косовских сербов. Речь о создании Сообщества сербских муниципалитетов Косово. В Приштине ссылаются на то, что это якобы противоречит их «конституции», как будто, когда договаривались, они об этом не знали. Но они договариваются, а потом тут же от всего отказываются. Впрочем, все, кто когда-либо участвовал в переговорах по косовским делам, знают, что у Косово крайне непоследовательная позиция – производная от линии Запада.

«Международная жизнь»: Вы сказали, что Косово – это такой антисербский проект, но он не вчера начался и даже не в 2008 году, когда Косово провозгласило свою условную «независимость».

А. Боцан-Харченко: На самом деле с этого проекта начался процесс дезинтеграции, распада Югославии.

«Международная жизнь»: И вот, как раз сейчас в конце марта – очередная годовщина начала бомбардировок Югославии, Белграда в том числе, как здесь сейчас к тем событиям относятся?

А. Боцан-Харченко: Это рана, которая не заживает. Время, конечно, идет, но оно не стирает боли, понимания того, что это была совершенно варварская агрессия, которая слегка прикрывалась какими-то словами о «гуманитарной акции», о «спасении беженцев» и так далее.

«Международная жизнь»: «Милосердный ангел», она, по-моему, называлась.

А. Боцан-Харченко: Да, и это еще более усилило цинизм и издевательский характер подхода Запада. Это, действительно, беспрецедентный случай агрессии против независимого государства в Европе после Второй мировой войны. События тех дней предвосхитили все то попрание международного права, которое сейчас приобрело совершенно невероятные масштабы. Использование НАТО, использование силы в обход СБ ООН, без каких бы то ни было причин – с цинично подготовленным, шитым белыми нитками поводом, который не выдерживал никакой критики, без всяких расследований.

«Международная жизнь»: Или с фальшивыми расследованиями.

А. Боцан-Харченко: Да, было расследование якобы убийства косовоалбанцев сербским спецназом. Апробированные в Косово инсценировки потом вошли в практику – мы наблюдали их и в Сирии, например.

Конечно, и Западу понятно, что в результате военной акции не был решен ни один вопрос, ситуация только усугубилась. Был нанесен огромный ущерб экономике Сербии. Здесь только сейчас, благодаря эффективной политике нынешнего руководства, выходят на устойчивое развитие. Даже несмотря на пандемию, спад минимален.

Были многочисленные жертвы среди гражданского населения. Погибли и дети. Эта бесчеловечная акция ничего общего не имела с тем, как она тогда преподносилась: мол, это точечные удары только по «легитимным» объектам. В Белграде есть музей агрессии, где наглядно показано, какие злодеяния совершили натовцы. И это не говоря уже о том, сколько жизней унесли теракты, организованные косовоалбанскими боевиками-сепаратистами.

«Международная жизнь»: А как теперь здесь, в Сербии, относятся к тому, что они оказались практически со всех сторон окруженными НАТО?

А. Боцан-Харченко: Не сводил бы все к тому, что только агрессия НАТО определила позицию военного нейтралитета Сербии, есть и другие факторы, хотя, конечно, широкая общественная поддержка такого курса Белграда связана во многом с событиями 1999 года.

Нынешнее руководство принимает во внимание и то, что военный нейтралитет – это традиция региона. К слову, это наследие учитывают и в Республике Сербской, которая сдерживает вхождение Боснии и Герцеговины в НАТО. Естественно, давление на Белград оказывается, с упором на то, что весь регион должен стать евроатлантическим. Подчеркивается, что именно членство в НАТО сулит развитие, благосостояние и процветание, хотя на деле это все никак не связано. С членством в НАТО скорее связаны дополнительные, ненужные расходы. Проблем для Сербии в связи с натовским окружением не вижу.

Что касается развития вооруженных сил, то Президент Сербии Александр Вучич держит это направление под личным контролем. Результаты очевидны. Это важный элемент укрепления суверенитета и независимости страны. Отрадно, что в своих усилиях Белград опирается на сотрудничество по военной и военно-технической линии с Россией, что обусловлено общим состоянием политических отношений. Политическая составляющая играет роль, поскольку сфера эта весьма чувствительная. Конечно, есть вещи предельно конкретные: сербы довольны поставками, ценами, а главное – качеством. С учетом имеющихся планов уверены, что и дальше модернизация армии пойдет в рамках нейтрального статуса, с акцентом на упрочение связей с Россией. Подчеркиваем, что наше взаимодействие в этой сфере не создает никаких угроз, не нарушает никаких международных обязательств, строго соответствует международному праву.

«Международная жизнь»: Александр Аркадьевич, наверное, последний вопрос. Российские мастера занимались оформлением внутреннего убранства белградского храма Святого Саввы, когда можно ждать окончание работ?

А. Боцан-Харченко: Основные работы завершены. В храме Святого Саввы уже проводились мероприятия, в частности, церемония прощания с упокоившимся в ноябре минувшего года Патриархом Сербским Иринеем.

Предстоит освящение храма, но дата проведения церемонии пока не определена. Есть и договоренности об участии на высоком уровне, но не будем забегать вперед, потому что, к сожалению, сейчас многое зависит от ситуации с эпидемией.

Благоукрашение величественного храма Святого Саввы – это грандиозный проект. Гордимся, что российская сторона участвовала в его реализации. Крайне важно, что храм завершен сейчас, когда столь необходимо единство православного мира. Это событие имеет огромное значение и с точки зрения диалога между нашими странами и народами, наших общих духовных ценностей.

«Международная жизнь»: Большое Вам спасибо.

А. Боцан-Харченко: Спасибо Вам.