Посольство Российской Федерации в Республике Сербии
+381 (0)11 361 1090
+381 (0)11 361 1323
/ПН-ПТ: 8:00 - 17:00

Интервью Посла России в Сербии А.А.Боцан-Харченко газете «Единство», 25 декабря 2019 года

Вопрос: Как прекрасный знаток Балкан и участник мирных переговоров, Вы знакомы с процессом, сопровождавшим распад бывшей Югославии. В какой мере вмешательство извне и применение двойных стандартов привело к кровавой гражданской войне в бывшей СФРЮ?

А.А.Боцан-Харченко: Двойные стандарты, действительно, без зазрения совести применялись и применяются западниками повсеместно. В ходе распада Югославии Запад намеренно отказался от сбалансированного подхода к сторонам – как в оценке их действий, так и в переговорном процессе. В частности, была предпринята попытка выдать происходящее на пространстве бывшей СФРЮ за агрессию сербской стороны, тогда как на деле югокризис, как Вы верно отметили, был именно гражданской войной в бывшем совместном государстве.

С учетом того, что все стороны были заинтересованы в посредничестве, к урегулированию сразу подключились и ЕС, и США, и Россия. В ряде случаев тогда удавалось координировать работу в Контактной группе и ее – с СБ ООН. В то же время было немало случаев вмешательства в обход резолюций СБ ООН и решений, согласованных в Контактной группе, в интересах одной из сторон в конфликтах в Хорватии и Боснии, затем – уже совершенно открыто – в Косово.

Вопрос: Свыше 500 тысяч сербов были изгнаны из Хорватии, около 250 тысяч – из Косово и Метохии, а также с территории Федерации БиГ. Совершались страшные преступления над сербским народом, имущество сербов отбиралось и уничтожалось. Несмотря на это, сербы были обвинены во всем происходившем, в войне в бывшем совместном государстве. Творцы и провокаторы военных конфликтов изначально планируют, кто будет положительной стороной, а кто – отрицательной?

А.А.Боцан-Харченко: Практически во всех конфликтах [на территории бывшей Югославии] виновной изначально определялась сербская сторона, после чего выискивался предлог для оправдания вмешательства НАТО. Такими поводами стали взрывы на рынке Маркале в Сараево, затем инсценировка в Рачаке.

Международные присутствия также не отличались беспристрастностью. Тенденция заметна и сегодня – например, в БиГ, где всегда во всем априори виноваты Республика Сербская и М.Додик. Или в Гааге, где характерной особенностью «правосудия» остается мощный антисербский заряд.

Вопрос: НАТО совершило агрессию против СРЮ, Сербии, уничтожая фабрики, инфраструктуру, убивая людей ради того, чтобы отнять территорию у Республики Сербии. Разве это не идет вразрез с международным правом и всеми документами ООН?

А.А.Боцан-Харченко: Именно в тот период в Вашингтоне, который назначил себя победителем в «холодной войне», появилось убеждение в собственной непререкаемой правоте, сомнения в целесообразности согласования подходов к международным проблемам в рамках ООН и в строгом соответствии с общепризнанными международно-правовыми нормами. Там хотели показать, что уже строится новый миропорядок и он будет именно таким, каким его задумывают США. В случае Югославии абсолютно сознательно была избрана жесткая линия на силовое урегулирование кризисной ситуации – с целью окончательно разрушить страну, а затем утвердить свое военное присутствие в этой части Европы. Когда этот сценарий не удалось провести через СБ ООН, где ему решительно воспротивились Россия и Китай, а также Аргентина и Бразилия (тогда непостоянные члены Совета), США задействовали инструментарий НАТО и развязали одностороннюю агрессию против суверенной страны в обход Устава ООН, документов ОБСЕ и вообще всех принципов международного права. Невозможно было осознать, что бомбардировки мирного населения и гражданских объектов, варварское надругательство над суверенным государством – это реальность конца ХХ века. Известен и вопиющий факт применения в Югославии боеприпасов с обедненным ураном. Расследованию этих преступлений должно уделяться самое пристальное внимание.

Добавлю, что агрессия против Югославии стала первой в цепочке инспирированных Вашингтоном силовых операций вне международно-правового поля – без санкции СБ ООН или с произвольным прочтением его резолюций. Сегодня Запад в противовес международному праву все активнее продвигает концепцию т.н. «порядка, основанного на правилах», изобретаемых ad hoc в интересах узкой группы государств. Результат – демонтаж несущих конструкций глобальной безопасности, обострение трансграничных вызовов и угроз, разбалансировка международных отношений.

Вопрос: Некоторые аналитики утверждают, что Запад рассматривает сербов как «малых русских» на Балканах – поэтому мы находимся под ударом и нас изображают «плохими парнями»?

А.А.Боцан-Харченко: Не хотел бы поддерживать это выражение. Отношения России и Сербии всегда строились и сегодня строятся на началах равноправия, взаимоуважения, обоюдной выгоды.

Тем не менее, рациональное ядро в вопросе имеется. Предвзятое отношение к сербам, стремление ограничить роль Сербии в регионе во многом связаны с традиционно дружественными, устойчивыми отношениями Сербии и России. Одно то, что Сербия при всей евроинтеграции остается развернута к взаимодействию с Россией, делает ее в глазах Запада ненадежным звеном на Балканах. У Сербии при этом исторически высокий уровень национального самосознания и национальной гордости, бережное отношение к своим традициям. Именно это составляет суверенитет страны и народа. Запад предпочел бы этот суверенитет подчинить своей воле, размыть, растворить в евроатлантическом котле – ведь с податливыми, безголосыми, безвольными партнерами куда проще иметь дело. В то же время там хорошо понимают, что Сербия на такое положение не согласится. Отсюда такой подход.

Вопрос: Есть разные спекуляции по поводу того, почему российские миротворцы были выведены из края Косово и Метохия…

А.А.Боцан-Харченко: Давайте сразу оговоримся: Россия в 2003 году и сегодняшняя Россия – совершенно разные по политическим и экономическим возможностям, по положению на мировой арене. Тогда нам было весьма непросто с финансовой точки зрения поддерживать миротворческое, военное присутствие вне российских границ. И тем не менее, напомню, что при всех внутренних проблемах непосредственно во время югоконфликта российский контингент в составе СООНО находился на ключевых, наиболее ответственных участках в БиГ, включая Сараево. Сыграл огромную роль в Восточной Славонии. Россия также внесла весомый миротворческий вклад и в самый тяжелый посткризисный период: в Косово в 1999-2002 годах, в БиГ в рамках миротворческих сил с 1996 года.

На том этапе, как и сейчас, в фокусе уже была политическая работа, в первую очередь в Совете Безопасности ООН.

Говоря о ситуации 2003 года в Косово, хотел бы подчеркнуть, что в тот момент во весь рост встал вопрос о необходимости выравнивания перекосов в международном урегулировании – линия западников, проводимая и через СДК, все больше отклонялась от принципов, установленных резолюцией 1244 СБ ООН. Все ярче проявлялся односторонний подход в пользу косоваров, тогда как многие принципиально важные для сербов решения, в том числе об ограниченном присутствии сербских военных, не были реализованы, о чем всегда напоминает наш Министр иностранных дел С.В.Лавров. Тогда мы неоднократно предупреждали наших партнеров в СБ ООН о возможных рисках. Но к нашему голосу не прислушивались. Приходилось действовать и в отсутствие инициативной роли Белграда – такой роли, как сейчас, что снижало эффективность координации наших совместных усилий. А практика показывает: только это дает реальный результат. Пример тому – наше результативное взаимодействие с Белградом сегодня в целях предотвратить проталкивание Косово в международные организации.

При этом было понятно, куда идет дело: Приштиной и ее покровителями продвигалось скорейшее начало статусных переговоров, а точнее – под их ширмой – провозглашение независимости в обход резолюции 1244 СБ ООН, ради чего не пренебрегали и провоцированием антисербских погромов. В таких обстоятельствах роль статиста для России была неприемлема. Аналогичными соображениями Россия руководствовалась при принятии решения о выходе из Контактной группы уже в 2008 году.

Возвращаясь к актуальной ситуации – Запад и сейчас продолжает попустительствовать акциям косовского спецназа на севере, содействует формированию «армии Косово». Нам известно, что сербам подбрасывают тезисы, что, мол, НАТО находится в Косово, а русские ушли. При этом не уточняется, что НАТО находится в Косово преимущественно в собственных интересах, обучая косоварские вооруженные силы, обеспечивая себе прочный плацдарм в Восточной Европе. Произвольно присвоена база «Бондстил», изначально отведенная под миротворцев.

Вопрос: Вместе с В.Ишингером и Ф.Визнером Вы были в составе «тройки» посредников Контактной группы по переговорам Белграда и представителей временных органов самоуправления в Приштине. Было ли тогда легче достичь договоренности и прийти к компромиссному решению, чем сегодня? Кто инициировал прекращение переговоров?

А.А.Боцан-Харченко: Переговоры и тогда были непростыми, и сейчас не обещают быть легкими – тем более что пока нет ни одной предпосылки для восстановления диалога.

Тогда переговорный процесс был прерван по инициативе Запада. Россия выступала за его продолжение и после 2007 года.

Вопрос: Приштина отказывается от реализации Брюссельского соглашения, ввела пошлины на товары из центральной Сербии и ежедневно нарушает права сербского народа. Может ли в таких условиях продолжаться диалог Белграда и Приштины?

А.А.Боцан-Харченко: В настоящее время, как я уже отметил, для этого, действительно, нет даже базовых предпосылок. Конфронтационный курс Приштины – односторонние шаги, противоречащие ранее достигнутым договоренностям, и весьма радикальная риторика на фоне продолжающегося поствыборного хаоса – и потакание ему западных кураторов косовской «независимости» не способствуют созданию благоприятных условий для перезапуска диалога сторон. Не говоря об отсутствии даже минимального согласия в мировом сообществе относительно необходимости при ведении таких переговоров руководствоваться нормами международного права. В данном случае – резолюцией 1244 СБ ООН.

Вопрос: Как вообще прийти к компромиссу в ситуации, когда политические представители албанцев исключают любой разговор, который бы «задевал» «независимость Косово»?

А.А.Боцан-Харченко: Основой для переговоров, вновь подчеркну, должны быть нормы международного права – резолюция 1244 СБ ООН, которую никто не отменял. Тогда есть шанс на достижение каких-либо позитивных результатов.

Вопрос: Специальная косовская полиция РОСУ часто вторгается на север Косово. Они избивают и арестовывают сербов, а СДК не реагирует. В ответ на заявления официальных лиц Сербии о том, что Сербия защитит сербов в Косово от возможной этнической чистки, СДК заявляет, что в этом случае любой, кто войдет на территорию Косово, вступит в войну с НАТО. Значит ли это, что НАТО уже узурпировало часть территории Сербии и не позволит ей защитить свой народ в южном крае?

А.А.Боцан-Харченко: Повторю, что НАТО в данном случае потворствует одной стороне и игнорирует обоснованные, законные требования другой стороны, дабы любой ценой закрепиться в регионе.

Вопрос: Находясь под давлением Запада, который хотел бы заставить Сербию отказаться от дружбы с Россией, Сербия разрывается между любовью и уважением к России и тем фактом, что мы являемся частью Европы и стремимся стать ее полноправным членом.

А.А.Боцан-Харченко: Сербия сегодня весьма успешно придерживается выверенного, сбалансированного курса на выстраивание взаимовыгодных отношений с максимально широким кругом партнеров. Одновременно на Западе все чаще призывают Белград «одуматься», откреститься от сотрудничества с Россией, которое якобы препятствует евроинтеграционным устремлениям Сербии. Все эти высказывания не только не имеют никакой связи с реальностью, но и противоречат ряду документов того же Евросоюза. На наш взгляд, такой подход является контрпродуктивным.

Полагаем приоритетом дальнейшее укрепление стратегического партнерства с Сербией. Однако это партнерство никогда не было и не будет направлено против кого-то. Именно поэтому многие наши совместные инфраструктурные проекты – назову в первую очередь «Турецкий поток» и планы по линии «РЖД» – имеют огромное значение в том числе и на региональном, общеевропейском уровне.

Вопрос: Как Россия видит будущее южного сербского края?

А.А.Боцан-Харченко: Считаем важным возобновить переговоры Белграда и Приштины с целью достижения взаимоприемлемого, компромиссного решения. Только компромиссное решение будет устойчивым, гарантирует стабильность и безопасность в регионе. Мы поддержим любое решение, которое будет приемлемо для Белграда.

Вопрос: Россия понесла огромные потери в борьбе с фашизмом. Сербы первыми на Балканах восстали против этого зла, свыше трех миллионов сербов погибло в Первой и Второй мировых войнах. Какова конечная цель попыток отдельных западных стран пересмотреть историю борьбы с фашизмом, пересмотреть историю Первой и Второй мировых войн?

А.А.Боцан-Харченко: Такое злонамеренное искажение фактов представляет собой попытку лишить наши страны истории и тем самым поколебать их позиции в современном мире, а также закрепить выгодное Западу представление о том, что ключевым послевоенным достижением является не становление международно-правовой системы и учреждение ООН как центральной международной организации, а упрочение «трансатлантической солидарности» и создание НАТО.

В этом контексте особо значимы совместные усилия России и Сербии в деле противодействия фальсификации истории, в деле консолидации антифашистского движения. Осмысление опыта Первой и Второй мировых войн – важное условие мирного развития и всестороннего деидеологизированного сотрудничества всех государств и народов.

Предстоящий 2020 год – год 75-летия Великой Победы – в России провозглашен Годом памяти и славы. Мы рады встретить этот юбилей вместе с Сербией.